Русакова Л. М.

Этнограф-собиратель РУСАКОВА Л.М. (1936-2009)
Л.М. Русакова родилась в г. Ясиноватая Донецкой области. В 1959 г. она окончила Московский государственный университет; с 1961 г. работала в Сибирском отделении: в комиссии по общественным наукам СО АН СССР, затем в Отделе гуманитарных исследований Института экономики и организации промышленного производства и Институте истории, филологии и философии СО АН СССР. Будучи сотрудником ИИФФ РА СССР, Л.М. Русакова работала в секторе феодализма, но с переходом в 1976 г. в Отдел археологи и этнографии ее научный интерес сосредоточился на крестьянском искусстве русских и привел ее в этнографическое поле. Л.М. Русакова была одним из ученых, стоявших у истоков формирования этнографических коллекций в Сибирском отделении. Начиная свою экспедиционную деятельность в совместных отрядах археографов Покровского Н.Н., Ромадановской Е.К., Л.М. Русакова вскоре стала осуществлять самостоятельные экспедиции в должности начальника отряда. Экспедиционные маршруты Алтайского этнографического отряда Северо-Азиатской комплексной экспедиции ИИФФ СО АН СССР, в котором работала Лидия Михайловна, лежали на Алтай и в населенные пункты вдоль р. Бухтармы, места проживания старообрядцев.
Сегодня в музейной этнографической коллекции имеется около 700 единиц, собранных Лидией Михайловной Русаковой. Самая впечатляющая коллекция – это собрание рушников (186 единиц), привезенных с Алтая и из Восточно-Казахстанской области; а также поясов – 146 единицы (и 13 свадебных тканых вожжей).
Отдельно следует отметить уникальную этнографическую коллекцию, собранную Л.М. Русаковой в 1990 г. у старообрядцев в г. Вудбурн штата Орегон (США). В коллекции насчитывается 84 предмета одежды и элементов одежды (22 пояса), предметов украшения интерьера старообрядцев, переселившихся из районов р. Бухтармы в первой половине ХХ в. Большинство предметов коллекции опубликованы Лидией Михайловной в статье «Коллекция одежды старообрядцев-сибиряков штата Орегон (США)» [Русакова, 2003]. Опыт, накопленный исследовательницей в экспедициях на Алтае и Восточно-Казахстанской области, позволил ей провести сравнительный анализ покроя и материала одежды старообрядцев переселившихся в США, выделив новации и подчеркнув традиции.
Безусловно, надо признать, что собрание такой репрезентативной коллекции, многие материалы которой уникальны, могло состояться благодаря личному обаянию Лидии Михайловны, ее способности находить общий язык со своими информаторами, расположить к себе в разговоре, вместе спеть русские и украинские песни. Необходимо отметить деятельность Лидии Михайловны по популяризации народной культуры. Неоднократно она становилась участницей показов русских традиционных костюмов для самой разной аудитории, во время которых исследовательница подробно рассказывала об особенностях одежды, ее обрядовом значении.
Л.М. Русаковой была проделана большая работа не только по фотофиксации объектов исследования и их фактическому собиранию, но и по систематизации, научному анализу собранного материала. Была сделана порайонная характеристика основных видов крестьянского искусства дореволюционной Сибири, освещены материалы изготовления, технические приемы, основные мотивы в резьбе по дереву, вышивке, тканье, художественном металле [Русакова,1989]. Важной для ученого была задача дешифровки семантики мотивов и композиций как сюжетных, так и геометрических на обрядовых полотенцах и поясах старообрядцев Алтая и Бухтармы. Л.М. Русакова в своих исследованиях обращалась к анализу семантики археологических памятников, выводя значение семантических образов с древнейших времен. Во многом научная интерпретация семантики была ограничена идеологическими запретами на упоминание и изображение свастичных элементов, доля которых на архаичных рушниках и поясах, привезенных из экспедиций Русаковой, была велика.
Лидия Михайловна обладала высокой работоспособностью, кроме полевых экспедиций, ею была проделана огромная исследовательская работа в фондах столичных музеев, музеев Сибири и Восточно-Казахстанской области. Она скрупулёзно изучала семантику, технику изготовления, пошив текстиля и традиционной одежды русских, ведя записи, копируя на кальку рисунки. В архиве Музея хранятся фотографии предметов, полевые дневники 10 дневников за 1977 – 1985 гг., прорисовки на кальке, экспедиционные рисунки традиционной одежды и орнаментов, а также тетрадь с подробным описанием полотенец из фондов районных музеев восточного Казахстана: Усть-Каменогорского музея, Восточно-Казахстанского окружного музея.



Список литературы
Русакова Л.М. Орнаментика полотенец сибирских крестьянок (традиции и инновации) // Традиции и инновации в быту и культуре народов Сибири. – Новосибирск: Изд-во ИИФФ СО АН СССР, 1983. - С.104-126.
Русакова Л.М. Архаический мотив ромба с крючками в узорах полотенец сибирских крестьянок // Культурно-бытовые процессы у русских Сибири (XIII – начало ХХ в). - Новосибирск: Наука, 1985. – С.121-138.
Русакова Л.М. Традиционное изобразительное искусство русских крестьян Сибири. - Новосибирск: Наука, 1989. – 196 с.
Русакова Л.М. Коллекция одежды старообрядцев-Сибиряков штата Орегон (США) // Археология, этнография и антропология Евразии, 4 (16) 2003. – С.130-142.
подробнее кратко
Пояс мужской 1845 г.
Пояс мужской. 1913 г.
Пояс мужской 1920-е гг.
Пояс мужской 1920-е гг.
Пояс. 1925 г.
Пояс мужской. 1917 г.
Пояс мужской. 1917 г.
Пояс. Начало XX века
Пояс мужской. Начало XX века
Пояс мужской. Начало XX века
Пояс мужской. 1930-е гг.
Пояс мужской до 1917 г.
Пояс женский. 1880-е гг.
Пояс мужской. 1916 г.
Пояс. 1900-e гг.
Пояс. 1865-1870-е гг.
Пояс мужской. 1920-е гг.
Пояс мужской. 1910-е гг.
Пояс мужской. 1910-е гг.
Пояс мужской. 1920 г.
Пояс женский. 1895 г.